День 1. Влюбиться.

Чувствуешь обжигающий фарфор ромашкового чая. И вот он - первый день зимы. Счастливый. Как и десятки других. Лед твоих ладоней и горячее дыхание. Не бойся, я согрею. Хочется целовать твои пальцы. Сантиметр за сантиметром. Пока они не перестанут оставлять холодок на моих губах. Я снова влюблена. Уже третий раз. В одного и того же человека.

Пейте горячий чай - за окном настоящая зима.

Эго

Я уже не боюсь. Научилась прогонять страх. Ничего, что перед тем, как сказать что-то широкой публике я проговариваю это про себя. Несколько раз. Четко останавливаясь на каждом слове. Репетирую речь перед собственным Я. Оно в очередной раз просит меня не позориться. А потом я горжусь, что говорю бегло. И сидящая в другом конце кабинета Ирина, которая говорит, что она "живет в Германии уже три года старо" заставляет меня невольно улыбнуться. Мое внутреннее Я ликует.
Я сижу в фойе. Пью каппучино (о да, я нашла, куда спускать мелочь!), читаю об исследованиях профессора Бирбаумера в области нейрофизиологии. Я счастлива. Да, я определенно счастлива.

Зачем

Гонимая любопытством и желанием перемен. Все должно быть не так. Не так, как у других. В соем сознании жизнь обречена на успех. С тяжелой дорогой и главной героиней-победительницей. Дорога только с односторонним движением. И я не могу свернуть назад. Не из-за намешек и глумящейся толпы, не клейма неудачницы, не инквизиции моих принципов на огромном костре жалости. Вот так, на самом начале этой трассы, что обещала привести, следуя указателям, в рай. Не могу подвести тех, кто вкладывал силы и средства в новый путь. Не могу подвести саму себя. Да что там я... Разачаровавшаяся в людях, в образе жизни. В самой себе. Придуманный мир, картонные мечты, розовый взгляд на мир. Я была чертовски рациональна. В таком же рациональном мире, выстроенным в моей голове. Имел ли он что-то общее с настоящим. Даже не удосужилась загуглить, как бывает на самом деле. Никого не виню. Виновата только я, раздувающая ветер, который уносит в небытие куски моей придуманной вселенной. И ни слова о Нем. Скоро все будет иначе. Ничего иного, все только так, как должно быть. Так, как вещают с экранов телевизора, так, как пишут в советских учебниках по семейному праву. Окончательно добить фундамент моего бытия может только какой-нибудь синтетический препарат, вселяющий невыносимую легкость бытия. Сегодня мне так захотелось положить под язык пару цилиндрических спасителей молочного цвета. Так захотелось...

Оказывается...

Как я любила рассказывать, какими родными и близкими стали мне эти края. Видимо, родным мне стало вот это пространство, заключенное в четырех стенах, из которого сейчас пишу. А вокруг незнакомые люди, со своими причудами, которые рассматривают меня в транспорте, здороваются друг с другом в магазинах и ходят с огромными лабрадорами на работу. Их лица мне чужды. Их привычки вызывают у меня недоумение. Даже их манера одеваться. А мы так хотим быть такими же, как девушки на страницах этих модных европейских журналов. И что... На улице плюс 20, а в магазинах одни сапоги. И на людях сплошные сапоги. А у меня проснулось желание купить обыкновенные макасины. Я била себя пяткой в грудь, приговаривая: "Я куплю в Германии отличные макасины! Ведь там все носят такие!" И что? Либо сапоги на огромной шпильке, либо туфли на такой же шпильке. Эй! Это же Германия! Тут же женщину, бывает, от мужчины не отличишь! Какие шпильки! Цитируя ДеЛюкса, эй, ты что, ку-ку!? И какого черта я оставила свои лаковые туфли с бантами с криками: "Да ты что, меня в Германии в таком засмеют!" Главное, что на этих самых шпильках мало кого увидишь. Я не понимаю эту страну. Тут даже трамвай приходит четко по расписанию. Чувствую, мои приключения только начинаются. Все будет куда сложнее, чем ожидала. Особенно, с сапогами.

Надеюсь, что Эндрю не устроит мне скандал, но, девочки, простите, смолчать не могу. Была в университете сегодня. Я не могу понять, как действует эта генетическая рулетка, но представители мужского пола тут удивительно привлекательные. Удивительно!

Здесь.

Тишина за окном. Я так давно не слышала у себя за окном пение птиц. Чаще это был невыносимый шум машин, невменяемых людей и, по-моему, такого же невменяемого общественного транспорта. Ну согласитесь, он же действительно невменяемый! Особенно маршрутки.
По всей маленькой квартирке я натыкаюсь на свои вещи. Нет, это не вещи, которые у меня еще запакованы в пакетах, сумках, баулах. Это те, которые преданно ждали меня все время тут. Одежда в шкафу, открытки на полках, да, простите за подробности, средства женской интимной гигиены в ванной. Ради этого стоило 17 часов с поджатыми ногами трястись по польским дорогам и ехать по немецким автобанам. В этот раз путь обещал быть более быстрым, потому что ехала я не на привычном автобусе, а на черном мерседесе. Но 4 часа пришлось простоять в пробке. В 10 метрах от нас микроавтобус был съеден фурой. Да-да, именно съеден. Скользкой дорогой, бешенной скоростью и неопытностью водителя пассажирский автобус для международных перевозок был загнан прямиком под огромный автомобиль, мчащийся с такой же скоростью. Эта громадина пережовывала автобус на протяжении 50 метров, потом выплюнула то, что сложно назвать каким-либо известным мне словом. Это так же, как не назавешь пережованные с шелухой семечки. В детстве мы называли это "гулькин помет". Так вот автобус был превращен в этот самый гулькин помет. Водитель и почти все пассажиры погибли на месте.
Об этом нам сообщил на русском с непонятным акцентом (нужно добавить, при этом изрядно матерясь) литовец, живущий в Ирландии. Я тоже не до конца понимаю, как можно в час ночи в Германии, стоя в пробке, услышать вопрос: "А мерс у тебя дизельный?" от литовца, проживающего в Ирландии. Мир удивительнее, чем он кажется!
Теперь меня ждет теплый немецкий душ и не менее теплая постель. Андрей на контрольной. Боюсь, что резко повысившийся с моим появлением уровень его тестостерона не даст сосредоточиться на заданиях.
П.С. Ваше фото - это первое, что я достала из сумки.

Отчего так в России березы шумят...

Женщина в футболке Армани ломом прочищала железнодорожную калею. Порой кажется, до чего же нелепо наше государство.
За окном березы. Я ни в одной другой стране не видела таких берез. Совковые Беларусь и Украина не в счет. В Польше мне поведали, что саженцы везут из Калининградской области. Уверена, что немецкие березы тоже берут свои корни оттуда.

+16

Мне кажется, что лето закончилось. Надеюсь, что так мне только кажется. Сколько неосуществленных идей и планов остались вместе с ним. Через 5 дней уже календарная осень. Мое любимое время года, эта начинающаяся календарная осень. Когда стоит надевать легкий плащ, пить кофе с молоком, прячась от ветра и посещать осколки восточно-прусской цивиллизации. Интересно, что будет на этот раз.
А потом будет новая осень. Уже не моя.

Пара бульков

Весь интернет кипит. И я свой "бульк" добавлю. Шавенкова дальше будет разъезжать на машине, представлять региональные интересы "ЕР" и пить чай с мамой с конфетами, которые той принесли после очередных выборов. И сколько их таких! Детей, внуков, мужей, жен, братьев, сестер и внучатых племянников членов этой "ЕР"! Сколько бы их побывало в местных СИЗО.
Порой кажется, что это какая-то прессовая война. Ну почему не говорят о том, как родственничек партийного служащего КПРФ, к примеру, задавил ребенка на пешеходном переходе и получил похвалу от местных судей. А убитых горем родителей оштрафовали за то, что мальчик переходил дорогу в неположенном месте. Когда шуршишь интернет-страницами, понимаешь, что любой партийный человек не без греха. Тем более тот, что сидит повыше, питаясь своей "вседозволенностью". Но когда сводишь всю информацию к общему знаменателю, выходит, что ЕдиРастам все это с помощью какого-то меджика сходит с рук. То ребенок не достиг 14 лет, то болезнь какая-то обнаружилась, то корова отелилась. И невольно подумываешь, так, может, и мне залезть под теплое крыло М и П и творить беспредел?! Хотя... они бы вряд ли пропустили сюжет о той же Шавенковой на все федеральные каналы, если бы в нем пахло дохлым бело-сине-красным медведем.

Пара слов о суперменах

Гордо и пугающе звучат с утра новости о окружающих нас суперменах.

Цитирую первую. Вчера в Дзержинске Донецкой области забойщик шахты Новодзержинская Сергей Шемук побил рекорд советского шахтера Алексея Стаханова, установленный в августе 1935 года. 9 августа Шемук за смену добыл отбойным молотком 170 тонн угля, превысив рекорд Стаханова на 68 тонн. Шемук выполнил сменное задание на 2023%, перевыполнив задание всего участка, где обычно трудятся около 20 человек. На трудовой подвиг шахтера благословил Митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион. Сам Шемук после смены заявил, что после благословения ему стало легче работать. "После 8 часов работы я готов еще рубать и рубать. Усталости вообще не чувствуется", - заявил горняк. (метамфетамин?) 350 килограмм в минуту! Это вам не хухры-мухры.

Далее читаем: "Путин в Рязанской области тушил пожары в качестве второго пилота самолета Бе-200". Вот ещё один подвиг в список Великого и Ужасного. Как только премьер взлетел, так и ветер изменился, и дожди принеслись, смог в Москве развеяло от одной мысли только, что и сюда Путин и тоже все к чертям потушит. Это ж мифологический персонаж, Человек-царь-и-супермен в одном флаконе, безальтернативный.

Только все как-то заставляет задуматься, кто из них действительно герой дня.

Другими глазами

Депрессия делает мир бесцветным. Холеные немецкие ученые доказали, что это явление имеет под собой биологическую основу. Провели эксперимент на двух группах добровольцев. В одной были люди в состоянии депрессии, в другой - логично, что без. Всем им предлагалось смотреть на черно-белые изображения, сложенные в виде шахматной доски. 12 раз в секунду цвета менялись на противоположные. Такая смена вызывала отклики сетчатки, которые регестрировались специальными приборами. Оказалось, что глаз хуже реагирует на изменение цвета, если его владелец находится в состоянии депрессии. Как считают все те же ученые, это и есть причина, что депрессивным людям мир кажется блеклым и бесцветным. Снижение уровня гармона дофамина в клетках глаза превращает жизнь в черно-белое кино. Возможно, нам стоит просто чаще улыбаться, чтобы видеть голубое небо даже через московский смог.